Category: армия

КАМБОДЖА - Кошмар из преисподней под номером 87...

Салот Сар, прославившийся под партийной кличкой Пол Пот, был совершенно нетипичным диктатором. 

Находясь на вершине власти, он придерживался абсолютной аскезы, питался скудно, носил неброскую черную гимнастерку и не присваивал ценности репрессированных, объявленных врагами народа. Огромная власть, и это парадоксально, не развратила его.

Пол Пот - диктатор, которого никто не видел

Он не имел ни дворцов, ни автомобилей, ни роскошных женщин, ни личных счетов в банке. Перед смертью ему нечего было завещать жене и четырем дочерям - у него не было ни своего дома, ни даже квартиры, а все его скудное имущество, состоявшее из пары заношенных гимнастерок, палки для ходьбы, да бамбукового веера, сгорело вместе с ним в костре из старых автомобильных покрышек, в котором его кремировали бывшие соратники на следующий же день после его смерти.

Не было  культа личности и не было никаких портретов вождя. Никто в этой стране даже не знал, кто ими правит. Вождь и его соратники были безымянны и называли друг друга не по именам, а по порядковым номерам: «товарищ первый», «товарищ второй» - и так далее. Сам же Пол Пот взял себе скромный восемьдесят седьмой номер, он так и подписывался под своими декретами и приказами: «Товарищ 87».
Пол Пот никогда не позволял себя фотографировать. Все его фотографии большей частью случайны. Один художник как-то по памяти набросал его портрет. Потом рисунок был размножен на ксероксе, и изображения диктатора появились в казармах и бараках трудовых лагерей. Узнав об этом, Пол Пот приказал все эти портреты уничтожить, а «утечку информации» пресечь. Художника забили мотыгами. Та же участь постигла и его «сообщников» - копирователя и тех, кто получил рисунки.
https://i0.wp.com/persona.rin.ru/galery/14851.jpg?zoom=1.5&w=780
Правда, один из портретов вождя все-таки успели увидеть его родные брат и сестра, отправленные, как и все прочие «буржуазные элементы» на перевоспитание в трудовой концлагерь. «Оказывается, нами правит маленький Салот!» - в шоке воскликнула сестра.
Пол Пот, конечно, знал, что его близкие родственники оказались репрессированными, но он, как истинный революционер, считал, что не имеет права ставить личные интересы превыше общественных, и потому не предпринял никаких попыток облегчить их участь.
Имя Салот Сар исчезло из официальных сообщений в апреле 1975 года, когда армия «красных кхмеров» вошла в столицу Камбоджи Пномпень. Был пущен слух, что он погиб в боях за столицу. Позже было объявлено, что главой нового правительства становится некто по имени Пол Пот.
На первом же заседании политбюро «верхних товарищей» - Ангка - Пол Пот объявил, что отныне Камбоджа будет называться Кампучией, и пообещал, что за несколько дней страна превратится в коммунистическую. А чтобы в этом благородном деле ему никто не помешал, Пол Пот сразу отгородил свою Кампучию «железным занавесом» от всего мира, разорвал дипломатические отношения со всеми странами, запретил почтовую и телефонную связь и наглухо закрыл въезд и выезд из страны.
СССР «горячо приветствовал» появление на карте мира еще одной маленькой ячейки, закрашенной красным цветом. Но очень скоро «кремлевских старцев» ждало разочарование. На приглашение советского правительства посетить с дружеским визитом СССР руководители «братской Кампучии» ответили грубым отказом: приехать не можем, очень заняты. КГБ СССР пытался создать в Кампучии агентурную сеть, но даже советским чекистам это оказалось не под силу. О том, что творилось в Кампучии, практически никакой информации не поступало.
Смерть очкарикам!
Едва армия «красных кхмеров» вошла в Пномпень, Пол Пот сходу издал декрет об отмене денег и приказал взорвать национальный банк. Всех, кто пытался собирать разлетевшиеся по ветру банкноты, расстреливали на месте.
А уже на следующее утро жители Пномпеня проснулись от выкрикиваемого в громкоговорители приказа Ангки незамедлительно покинуть город. Красные кхмеры, одетые в традиционную черную форму, колотили в двери прикладами и беспрерывно стреляли в воздух. Одновременно с этим была прекращена подача воды и электричества.
Однако было невозможно сразу вывести из города организованными колоннами три миллиона горожан. «Эвакуация» растянулась почти на неделю. Отделяя детей от родителей, расстреливали не только протестующих, но и непонятливых. Красные кхмеры обходили жилища и стреляли в каждого, кого находили. Другие же, безропотно подчинившиеся, в ожидании эвакуации оказались под открытым небом без еды и воды. Люди пили из пруда в городском парке и сточных канав. К числу павших от рук красных кхмеров добавились еще сотни умерших «естественной» смертью - от кишечной инфекции. Через неделю в Пномпене остались лишь трупы и стаи собак-людоедов.
Инвалидов, не способных идти, обливали бензином и поджигали. Пномпень стал городом-призраком: находиться там запрещалось под страхом смерти. Только на окраине уцелел квартал, где поселились вожди «красных кхмеров». Рядом находился «объект С-21» -бывший лицей, куда привозили тысячами «врагов народа». После пыток их скармливали крокодилам или сжигали на железных решетках.
Та же участь постигла и все остальные города Кампучии. Пол Пот объявил, что все население превращается в крестьянское. Интеллигенция объявлялась врагом номер один и подвергалась поголовному уничтожению или каторжным работам на рисовых полях.
При этом интеллигентом считался всякий, кто носил очки, их красные кхмеры убивали сразу, едва завидев на улице. Не говоря уже об учителях, ученых, писателях, артистах и инженерах, были уничтожены даже врачи, так как здравоохранение Пол Пот отменил, считая, что тем самым освобождает будущую счастливую нацию от больных и хворых.
Пол Пот не стал подобно коммунистам других стран отделять религию от государства, он попросту ее отменил. Монахи были безжалостно уничтожены, а храмы превращены в казармы и скотобойни.
С той же простотой был решен и национальный вопрос. Все другие нации в Кампучии кроме кхмеров подлежали уничтожению.
Отряды красных кхмеров при помощи кувалд и ломов уничтожали по всей стране автомобили, электронику, промышленное оборудование и строительную технику. Уничтожались даже бытовые приборы: электробритвы, швейные машинки, магнитофоны, холодильники.
За первый год своего правления Пол Поту удалось полностью разрушить всю экономику страны и все ее политические и социальные институты. Были уничтожены библиотеки, театры и кинотеатры, запрещены песни, танцы, традиционные празднества, сожжены национальные архивы и «старые» книги.
Подверглись уничтожению и деревни, так как отныне крестьянам надлежало жить в сельских коммунах. Население тех деревень, которые не соглашались на добровольное переселение, истреблялось почти полностью. Прежде чем столкнуть в яму, жертвам наносили лопатой или мотыгой удар в затылок, и сталкивали вниз. Когда ликвидации подлежало слишком много людей, их собирали в группы по несколько десятков человек, опутывали стальной проволокой, пропускали ток от генератора, установленного на бульдозере, а затем сталкивали потерявших сознание людей в яму. Детей связывали в цепочку и всем скопом сталкивали в залитые водой ямы, где они, связанные по рукам и ногам, тут же тонули.
На вопрос «Зачем вы убиваете детей?», заданный Пол Поту одним журналистом, тот ответил: «Потому что из них могут вырасти опасные люди». А чтобы из детей выросли «настоящие коммунисты», их еще в младенчестве отнимали у матерей и из этих «кампучийских янычар» воспитывали «солдат революции».
В проведении своих «реформ» Пол Пот опирался на армию, почти сплошь состоявшую из фанатиков двенадцати - пятнадцати лет, ошалевших от власти, которую давали им автоматы. Их приучали к убийствам с детства, спаивали смесью пальмового самогона с человеческой кровью. Им внушалось, что они «способны на все», что они стали «особыми людьми», потому что выпили человеческую кровь, Потом этим подросткам разъясняли, что, если они проявят жалость к «врагам народа», то после мучительных пыток будут убиты сами.
Пол Поту удалось сделать то, что не удавалось прежде ни одному из революционных вождей – он полностью отменил институт семьи и брака. Прежде чем попасть в сельскую коммуну, мужья отделялись от жен, и женщины становились собственностью нации.
Каждой коммуной руководил сельский староста, камафибал, который по собственному произволу назначал мужчинам партнерш. Однако мужчины и женщины жили раздельно в разных бараках и могли встречаться лишь один раз в месяц, в выходной день. Правда, и этот единственный день можно было назвать выходным лишь условно. Вместо работы на рисовых полях коммунары по двенадцать часов подряд работали над повышением своего идеологического уровня на политических занятиях. И лишь на исходе дня «партнерам» предоставлялось время для краткого уединения.
Существовал всеобъемлющий свод запретов, который распространялся на всех кхмеров. Запрещалось плакать или каким-либо еще образом демонстрировать негативные эмоции; смеяться или радоваться чему-либо, если для того не было должного социально-политического повода; жалеть слабых и больных, автоматически подлежащих уничтожению; читать что-либо помимо составленной Пол Потом «Маленькой красной книги», являющейся его творческой переработкой цитатника Мао Цзэдуна; жаловаться и просить для себя какие бы то ни было льготы...
Порой виновных в несоблюдении запретов зарывали по шею в землю и оставляли на медленную смерть от голода и жажды. Затем головы жертв отрезали и выставляли на кольях вокруг поселения с табличками: «Я - предатель революции!». Но чаще всего людей попросту забивали мотыгами: в целях экономии пуль расстреливать «предателей революции» запрещалось.
Трупы преступников также являлись общенациональным достоянием. Их запахивали в болотистую почву в качестве удобрения. Рисовые поля, задуманные Пол Потом как основа трудовой утопии, страны без денег и нужд, очень быстро превратились в огромные братские могилы для захоронения людей, забитых мотыгами или умерших от истощения, болезней и голода.
Незадолго до своей кончины Мао Цзэдун, встретившись с Пол Потом, очень высоко отозвался о его достижениях: «Вы одержали блестящую победу. Одним ударом вы покончили с классами. Народные коммуны в деревне, состоящие из бедных и средних слоев крестьянства, по всей Кампучии - вот наше будущее».
Прощай, оружие
Большая ошибка Пол Пота состояла в том, что он поссорился с соседним революционным Вьетнамом, когда красные кхмеры принялись за этническую чистку, уничтожая всех вьетнамцев. Вьетнаму это не понравилось, и в декабре 1978 года вьетнамские войска перешли кампучийскую границу. Мао к тому времени умер, и заступиться за Пол Пота было уже некому. Вьетнамские бронетанковые войска, не встречая серьезного сопротивления, вступили в Пномпень. Пол Пот во главе уцелевшей десятитысячной армии бежал в джунгли на север страны.
Как-то жена перед сном пришла натянуть над его кроватью сетку от москитов и увидела, что муж уже окоченел. Пол Пот скончался от сердечного приступа 14 апреля 1998 года. Его тело возложили на груду ящиков и автомобильных покрышек и сожгли. Незадолго до своей смерти 72-летний Пол Пот успел дать интервью западным журналистам. Он сказал, что «ни о чем не жалеет!»...

P.S.

кто ж посылал ц/у спятившему комуняке Пол поту?! 

Это ж 200%«сталинизм!…безумный«правитель» кем-то «вдохновлялся»! И кем-то снабжался оружием! 
Угадайте с трёх раз абревиатуру «вдохновителя» из 3-х букв! 
P.S...и ведь об этом кровавом «комуняцком эксперименте» чекисты «ни гу-гу» своим согражданам!… Совки только из западных СМИ и узнавали про «супер-пупер «комунизм» в отдельно взятой стране»..                                                                                                             / прим. wariag-a /

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Стадо, ушедшее в мародеры (Часть 4) /Окончание/

 

"Стадо", ушедшее в мародеры..

Не погружаясь в дальние глубины, вспомним всего несколько общеизвестных и бесспорных фактов. Некто Александр Васильевич Суворов, одна из самых выдающихся икон российской армии, получивший звание генералиссимуса, тем не менее, жестоко завидовал славе Наполеноа, о чем лично писал в нескольких письмах. Так вот, оставив в стороне виктории, вспомним о том, насколько этот легендарный персонаж ценил своего солдата. Знаменитый и бестолковый переход через Альпы стоил Суворову нескольких тысяч обмороженных, покалеченных и брошенных погибать солдат. О кормежке там вообще речи не было, но отношение можно почувствовать на самом высшем уровне легенды и иконы российского оружия.

Что характерно, Наполеон распорядился собрать этих бродяг в одном месте, подлечить, накормить, одеть, обуть, дать денег и отправить назад в Россию. Комментировать этот исторический факт  не имеет смысла. Разве что стоит вспомнить, что русский солдат уже тогда был закален в своем внутреннем состоянии, а потому, спустя несколько лет, многие из спасенных наполеонов солдат снова вступили с ним в бой. Это значит, что к тому времени уже был сформирован облик русского воина, без памяти и без совести.

Уже ближе к нашему времени стоит вспомнить, как столовались солдаты уже красной армии. Тут можно не уходить в долгие исследования а просто посмотреть списки продовольствия, которые поставлялись союзниками. Оно и понятно, самые развитые сельскохозяйственные регионы были под оккупацией и жировать было просто не с чего. Тем более, что гигантские запасы продовольствия, как и всего остального, были потеряны в первые недели войны, в приграничных районах.

Короче говоря, добыча продуктов вместо того, что должен был поставить войсковой тыл или сверх того, что довезли, стало искусством и абсолютно необходимым умением, которое часто спасало жизнь. Свидетельств тому осталась масса, даже в совковой литературе. Хоть и в мягком виде, но рассказывалось о том, что военные не брезговали вытрусить съестное при отступлении, ибо все равно люди останутся в оккупации и жаловаться некому и не на кого. А при наступлении – тем более, ибо население как-то жило под оккупантом «пока мы воевали». Это была распространенная и обыденная практика.

Но расцвет мародерства пришёл на период военных действий за пределами СССР. Дело не в том, что там были «чужие». Вернее, дело совершенно не в этом. В подтверждение данного тезиса отметим, что в той же Польше или Германии шла чудовищная и всепоглощающая волна изнасилований. Так вот, бравые освободители насиловали не только немок, полек и других барышень. Насиловали даже соотечественниц, которые были вывезены немцами для работ в Рейх. Причем, не помогало даже то, что те на русском поясняли, кто они и почему здесь. Поэтому принцип «я мстю и мстя моя страшна», как минимум – не уместен. Просто командование дало негласное «добро» и дело пошло. 

Хуже всего пришлось детям и подросткам. Кроме физиологии, которая не позволяла без потерь выдержать 10-20 жеребцов, возникали сложности этического характера. Кто-то из бойцов обязательно говорил, что с малолетками могут возникнуть проблемы, и тогда их просто достреливали. Как говорил товарищ Сталин: «Нет человека – нет и проблем».

А потом началась вакханалия мародерства. Понятно, что добытый в бою трофей- дело святое, но когда речь идет о том, что красноармейцы устраивали форменный «шмон» в захваченных населенных пунктах – это уже военное преступление, которому нет срока давности. Кстати, венгры до сих пор хорошо помнят, как в Будапеште, сразу после подавления восстания, советские солдаты обращались к венграм фразами типа: «Снимай часы».

Таким образом, поколениями голодающая, особенно в боевых условиях, совковая армия – выродилась в касту ублюдков. Похоже на то, что это свойство вбито в код «лишней хромосомы», ибо как только эта шайка вторгается на чужую землю, включается режим бессмертия и безнаказанности. Нынешняя же российская армия показала, что процесс деградации не стоит на месте. Как обычно, российские вояки засветились в массовых изнасилованиях. Кстати, они этого и не скрывают. В сети мы встречали несколько видео, где «освободители» прямо на камеру говорили о том, что хотят «освободить» Киев и изнасиловать там всех лиц женского пола. Это говорят граждане России, а государство никак не реагирует на это и даже поощряет ровно так, как это было в Германии 70 лет назад.

«Освободители» в Лугадоне  сработали шаблонно, как и в каждой своей захватнической войне. Первыми были ограблены банки, потом – ювелирные магазины, а потом – автосалоны. После чего  в ход пошли квартиры граждан, которые выехали из зоны боевых действий. Когда все это вычистили, стали вывозить предприятия, а что не удалось пристроить в России – вырезали на металлолом.

 Так что «русский мир» и российская армия не сидели на месте, но приобретали новое качество. Теперь им хочется в Европу, где много имущества, женщин и куда можно привести новые виды боли. Они этого уже хотят независимо от Путина, но по своему внутреннему убеждению.

Источник: censoru.net

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Вот так маразм зашкаливает!

29 февраля 2016 года. Валентина Терешкова прибыла на российскую военную базу Хмеймим (Сирия). Вместе с Иосифом Кобзоном она поставила свою подпись на фюзеляжах боевых самолетов с "пожеланиями счастливых бомбардировок!".

   CcTxeCmXIAQHhSY

"Группа поддержки" пишет:"СЧАСТЛИВЫХ ВАМ БОМБАРДИРОВОК!"

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru