wariag (wariag) wrote,
wariag
wariag

Categories:

«Сегодняшнее поколение дебилов вырастит следующее поколение» /часть 1 /

В гостинице «Северная» в Петрозаводске известный российский литературовед Мариэтта Чудакова прочитала открытую лекцию об истории России начала ХХ века — о Ленине, Сталине, Керенском, Ельцине и других. Главные цитаты из ее выступлений — в обзоре «7x7».

(часть 1)

Об учебнике истории

— Даже к 100-летию октября школьники, подростки представления не имеют, что произошло и что такое вообще наш ХХ век. Это абсолютная отсталость во тьме, когда года два назад было спущено сверху указание создать учебник истории, который показывал бы главным образом наши потрясающие подвиги за всю историю России, чтобы воспитывать патриотизм.

Люди не понимают, что такое патриотизм. Патриотизм — это не гордость за Родину, любовь к Родине сродни нашей любви к родителям или детям. Это большая ошибка — думать, что учебник должен воспитывать гордость. Если учебнику истории вменяется какая-то неположенная задача помимо исторической истины, значит, мы не получим ни исторической истины, ни того, что задумывают те, ради чего они ломают историю. Ни того, ни другого не будет. Любовь к своей стране надо воспитывать в семье, а не в учебнике истории.

 

 

О правде в СССР

— Здесь большинство людей взрослые. Загляните, как говорится, в свою голову: хоть один день в нашей стране после конца 1917 года власть принадлежала Совету? Хоть в одном городе, в одном поселке? Мы все, кому больше 40 лет, знаем, что она принадлежала исключительно правящей партии. Никакой советской власти не существовало.

Где-то я встретила, один умный человек написал: «В аббревиатуре СССР нет ни одного точного слова». Союз — очень много туда было согнано насильно. Советских — это я сказала. Социалистических — пусть кто-нибудь объяснит, что такое социализм и где он у нас был? Республик — все сидят взрослые люди, все знают, что такое республиканское правление: во главе стоит президент, который выбирается — у нас назначался из ЦК. Когда-то надо поставить точки над «и».

 

О судебной системе

— В 1864 году произошло явление, потрясающее для России, — был введен суд присяжных и были присяжные поверенные — адвокаты. На них ходили толпами русские люди всех сословий, на знаменитейших адвокатов [Владимира] Спасовича, [Сергея] Андреевского, князя [Александра] Урусова, [Фёдора] Плевако.

В чем была задача адвоката? Он обращался не к судье, он обращался исключительно к суду присяжных, желая их убедить в смягчении или отмене наказания для своего подзащитного — в этом задача была. Поэтому они славились своим красноречием, появилось выражение «адвокатское красноречие».

Самая короткая речь Плевако была, когда он защищал сельского священника. Сельские священники были, как правило, очень бедные. У них было немало детей, а приход маленький, они жили за счет прихода, у них очень мало было средств — семью не прокормить. Этот сельский священник присвоил небольшую часть церковных денег. Вина его была полностью доказана, защищать было нечего.

Папа мне так с гордостью рассказывал, что он обратился к присяжным с самой короткой речью: «Господа присяжные заседатели! Сколько раз этот человек отпускал вам ваши грехи? Отпустите вы один раз». Присяжные единогласно проголосовали: «Невиновен».

От присяжных, как и сейчас, требовался не приговор, а вердикт. Как в Америке: guilty or not guilty [в пер. с англ. — виновен или невиновен], так и у нас: виновен или невиновен. Невиновен — отпускают тут же. Если виновен — дело передавалось судье, который выбирал уже приговор, формулировал меру наказания.

Что делает Ленин, учившийся на юридическом факультете? Он уничтожает всю систему судебного производства, которую такими трудами создавала Россия. Никаких защитников, никаких присяжных, вместо этого он назначает ЧК, которое будет и вести следствие, и выносить приговор, и вести судопроизводство, и приводить приговор в исполнение.

 

 

О достижениях России

— Усилия [Сергея] Витте, а за ним [Петра] Столыпина привели к тому, что нет никаких сомнений: в начале ХХ века Россия была, во-первых, правовым государством — конечно, много совершалось неточностей, но если человек добирался до Петербурга и до начальства, то можно было быть уверенным, что он добьется правды, чего раньше невозможно было представить.

Во-вторых, в начале ХХ века был общий экономический кризис в мире, он был преодолен, и Россия в 1913 году была на пятом месте в мире по удельному весу своего промышленного продукта на рынке. Тут нечего больше прибавить. Я объездила большую часть земного шара, главным образом, преподавая. Никогда не видела в магазинах, ничего вообще, made in Russia. Вообще ничего, не то что там промышленные продукты.

Мы умеем долго запрягать, а потом иногда быстро едем. В этот раз мы быстро ехали, в 1910-е годы.

 

О патриотическом угаре

— Столыпин говорил (его убили в 1913 году, но до этого он успел сказать): «Россию может затормозить только война». Он страшно боялся войны. И Николай II, что называется, совершенно не по делу в нее ввязался.

Другое дело, что все были в восторге. Все вы помните недавний восторг, когда это было, два-три года назад, теперь уже четыре, по поводу приобретенных новых территорий. Это было совершенно то, что происходило летом 1914 года, когда началась война. Люди обнимались, целовались в восторге.

У психиатров, оказывается, давно есть точное определение. Это называется «патриотический угар». Он держится месяца два, потом проходит. У нас не знали, что такое мировая война, и во всем мире не знали. Все ввязались, вся Европа, в эту войну, потому что раньше были войны, как правило, страны со страной или очень небольшого круга стран. И хоть и была 30-летняя война, но все же она была более локальная, она не приобретала такого жуткого масштаба.

Собственно говоря, Ленин назвал [Первую мировую войну] империалистической бойней, и поэтому мы ее не исследовали. Чего ее исследовать? Раз империалистическая бойня, все и так ясно. Исследовать ее стали только в 2014 году, когда столетие было.

 

 

О Сталине

— У меня была прямая дорога в партию. У меня дома было три коммуниста: отец и два брата. Один брат фронтовик, как и отец, ушел добровольцем. Более честных людей я не встречала и вряд ли встречу. И честных, и, главное, абсолютно бесстрашных в это тяжелое время.

Для меня всегда очень поучительно было: в доме не было атмосферы страха. Как [отец] ухитрился? Как с моих двух-трех лет открывался [альбом семейных фотографий], фотографии деда в окружении семьи были на месте. Видимо, моему отцу в голову не могло прийти вынуть или уничтожить фотографию отца.

Я работала 13 лет в отделе описи библиотеки им. Ленина. Привозили архивы, я все время обрабатывала архивы ХХ века. Не то что сжигали фотографии, говоря высокопарно: пепел от сожженных фотографий уничтожали.

Огромная заслуга Хрущева в том, что он показал злодеяния. Никогда не забуду, как вышел парторг и сказал: «Сейчас будет зачитан документ ЦК КПСС, обсуждению не подлежит». Никогда не забуду то, что оценила только спустя годы. Шумок недовольный пролетел над всей нашей аудиторией. Студентам не понравилось, что обсуждению не подлежит. Но только спустя много лет я поняла, что за два года произошли изменения со смерти Сталина. Потому что при Сталине никто бы ни звука не издал.

Я, как добросовестная студентка, после доклада Хрущева кинулась читать подряд том за томом Ленина. Поверьте, ничего не надо, никаких дополнительных документов, которые там скрывали и прочее, хотя они есть. Все ясно из его слов: человек патологической целеустремленности, для которого цель оправдывает средства безусловно и для которого, как для шахматиста, люди не существуют, они деревянные фигурки. Сталин просто его ученик, больше ничего. Еще неизвестно, что бы было…

 

 

О политических решениях

— Для меня тайна до сих пор, как человек, который 17 лет провел в Европе с 1900 года по 1917-й, когда его отпустили и он решил вести людей к светлому будущему, ему как-то не пришло в голову, что его, брата повешенного цареубийцы, его, который отсидел в ссылке, царское правительство выпустило спокойно за границу. [Ленин] строит общество, в котором не могло быть об этом речи.

Он жил благополучно в Лондоне и в Женеве. Я преподавала в Женеве в 1994 году, вела семестр, и мне коллеги говорили: «Видите, какая у нас тут жизнь спокойная?». Поверьте, в начале 1900-х годов было то же самое. Как он увидел тут чреватость мировой революции?! Это тайна.

Можно говорить, что он умный, предположим, образованный. Есть множество людей, которые до сих пор считают его великим мыслителем, почему и стоят памятники. Но это абсурдно. Не может считаться великим мыслителем человек, совершивший грандиозную мыслительную ошибку. Он уверовал, что, если он совершит революцию в России, она полыхнет по всему миру, что это будет непременно. Не просто «возможно» или «будем надеяться», нет. Он был стопроцентно уверен, что это будет начало мировой революции. На чем он основывался, он эту тайну унес с собой. Это авантюризм как явление в чистом виде..»

                                                    (продолжение следует)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments