wariag (wariag) wrote,
wariag
wariag

Путь героина. Наркомафия в погонах и экстрасенс-агент ФСКН.. /часть 1/

Путь героина. Наркомафия в погонах и экстрасенс-агент ФСКН. (часть 1)

ОТ РЕДАКЦИИ: 6 июня сотрудники Отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО задержали корреспондента "Медузы" Ивана Голунова. 8 июня ему предъявили обвинение в покушении на сбыт наркотиков. Как удалось выяснить Радио Свобода, у начальника Отдела по контролю за оборотом наркотиков этого управления, полковника полиции Андрея Щирова богатая история: в начале 2000-х он работал заместителем начальника ОРЧ-3 ОБОП ЗАО Москвы, боролся с наркомафией, однако, как рассказала РС знакомая Щирова, информантка таджикских и российских спецслужб Ульяна Хмелёва, Щиров уже тогда принимал участие в фабрикации уголовных дел, в том числе против самой Хмелёвой. Более того, Хмелёва уверяет, что принимала участие в оперативной работе по слежке за самим Щировым, который якобы вместе с коллегой привёз в Москву 170 кг героина, был задержан сотрудниками Госнаркоконтроля, но уголовное дело так и не было возбуждено.

Это расследование Радио Свобода было опубликовано 9 марта 2019 года. Сегодня мы сочли нужным вернуться к этой публикации.

Предпринимательница Ульяна Хмелёва, информантка таджикских и российских спецслужб, утверждает, что в 2004 году раскрыла ячейку сотрудников московского ОБОП, торговавших героином, и села на 14 лет. В прошлом году Хмелёва освободилась, а фигуранты её дела до сих пор работают в МВД.

Ульяна (по паспорту Цибац) Хмелёва родилась в Дагестане в 1961 году, после школы переехала учиться в Ленинград, где познакомилась со своим будущим мужем Игорем. Игоря отправили служить в Саратов, Ульяна там родила первого сына. "Жили трудно", после демобилизации в 1988 году уехали к родителям мужа в Душанбе: там была работа, к тому же молодой семье выдали дом в центре города.

Ульяна Хмелёва – ученица школы №1 в Махачкале

Ульяна Хмелёва – ученица школы №1 в Махачкале

Экстрасенс для КГБ

В начале 1990-х Хмелёва начала сотрудничать с КГБ Таджикской ССР: "Когда я была в декретном отпуске со вторым ребёнком, из Москвы приезжал экстрасенс, и он определил, что у меня очень сильные возможности находить людей по фотографии", – говорит она. С пяти утра перед её домом выстраивалась очередь, оказались там и сотрудники спецслужб. Одним из офицеров, с которым подружилась Ульяна, был Юрий Гаибов, боровшийся с незаконным оборотом наркотиков (публичной информации об этом сотруднике найти не удалось).

Ульяну стали приглашать участвовать в спецоперациях, научили вести оперативную съёмку, она выучила таджикский. Ульяна, впрочем, настаивает, что никогда не сотрудничала ни с одной спецслужбой официально, выполняла лишь разовые задания. По её словам, сотрудники таджикского КГБ уже тогда занимались поставками наркотиков из Афганистана в РСФСР совместно с российскими коллегами.

Во время гражданской войны Хмелёвы уехали из Душанбе и обосновались в Москве. Игорь открыл продуктовый магазин, а Ульяна занялась импортом таджикского хлопка и алюминия, пользуясь старыми связями: "Заняла денег у ребят, а они из таджикской наркомафии оказались", – вспоминает она. Хлопок покупали турки для швейного производства, алюминий – компания Zepter.

Наркодилеры и милиционеры часто "отдыхали" в ресторане "Киш-Миш" на Новом Арбате

Связи со спецслужбами Хмелёва не оборвала: Гаибов "передал" её начальнику Главного управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД РФ генералу Александру Сергееву, Сергеев же в 1999 году познакомил её с бывшим сотрудником таджикских спецслужб и наркобароном Бахтиёром Худоёровым – Ульяна должна была присматривать за ним и по возможности узнать, кто из сотрудников правоохранительных органов "крышует" Худоёрова. Крышевали сотрудники ОБОП ЗАО Москвы: по словам Ульяны, наркодилеры и милиционеры часто "отдыхали" в ресторане "Киш-Миш" на Новом Арбате.

Генерал-лейтенант МВД Александр Сергеев

Генерал-лейтенант МВД Александр Сергеев

Таджикского куратора и друга Хмелёвой Юрия Гаибова в том же 1999-м жестоко убили в Душанбе.

Героин под алюминий

Схема поставки наркотиков, которая развернулась перед глазами Ульяны, возможно, действует до сих пор. Гружёные афганским героином вагоны с Таджикского алюминиевого завода приезжали на один из заводов в Нижнекамске (названия Хмелёва не помнит). Там героин перегружался в фуры и развозился по стране. Бизнес якобы находился под опекой УФСБ по Татарстану, но непосредственное сопровождение груза обеспечивали сотрудники МВД, которые иногда самостоятельно доставляли наркотик цыганским или таджикским "диспетчерам", а те в свою очередь распространяли его по дилерам и собирали деньги. В начале 2000-х миллионы героиновых долларов вывозились в Душанбе через VIP-зал аэропорта Домодедово.

Новый знакомый Хмелёвой Бахтиёр Худоёров был полезен связями в Таджикистане: бизнес Хмелёвой вряд ли вёлся в соответствии с законом. "Он подстраховывал, чтобы меня местные бандиты не ограбили", – поясняет Ульяна. Она не оставалась в долгу: по просьбе Бахтиёра несколько раз передавала сотрудникам разных ОВД от $7 до $10 тыс. – за освобождение таджиков, задержанных за торговлю наркотиками. В 2003-м Худоёров познакомил Хмелёву с заместителем начальника ОРЧ-3 ОБОП ЗАО Москвы Андреем Щировым (сегодня он начальник Отдела по контролю за оборотом наркотиков в том же ЗАО) . Хмелёва настаивает, что встретились они в гей-клубе "Три обезьяны" на Трубной улице (впрочем, владельцы клуба подтвердили Радио Свобода, что ещё в 1999 году "Обезьяны" переехали на Садовническую улицу). По словам Хмелёвой, она трижды встречалась со Щировым по просьбе Худоёрова и передала ему в общей сложности около $240 тыс.: за "крышу" при транспортировке героина. Генерал Сергеев был в курсе её встреч, просил выяснить, как распределяются эти деньги в отделе, но Хмелёва в какой-то момент перестала доверять Сергееву и общение с ним прервала.

Убил своего предшественника на посту диспетчера, откупился от милиции, но потом его самого отравила секс-работница

В том же 2003-м знакомый наркобарон-диспетчер Виктор Ташкентский, которому Ульяна помогала пересылать деньги в Душанбе, предложил ей "кинуть" поставщиков и похитить КамАЗ героина. По слухам, Виктор вообще был рисковый парень: убил своего предшественника на посту диспетчера, откупился от милиции, но потом его самого по чьему-то заказу отравила секс-работница. Ульяна участвовать в афере отказалась и позвонила с телефона-автомата в Отдел по борьбе с наркотиками: КамАЗ задержали.

Посреди разборки

В январе 2004 года Худоёров попросил Хмелёву подобрать ему хорошую иномарку – для подарка некоему сотруднику милиции Татарстана, прикрытие там Худоёрову обеспечивала казанская ОРЧ-4. "Мерседес" должны были оформить на мужа Хмелёвой Игоря, перегонял его "водитель" Бахтиёра Николай Чистов. По словам Хмелёвой, при покупке присутствовал и Андрей Щиров со старшим оперуполномоченным ОБОП ЗАО Александром Кузиным (сегодня он начальник УВД СВАО по оперативной работе).

Подполковник Александр Кузин оказался замешан в ряде скандалов с коррупцией и применением насилия, был уволен из органов в связи с утратой доверия, но снова нашёл работу в другом округе Москвы

Подполковник Александр Кузин оказался замешан в ряде скандалов с коррупцией и применением насилия, был уволен из органов в связи с утратой доверия, но снова нашёл работу в другом округе Москвы

Чистов позвонил на следующий день: машина сломалась, нужны деньги на ремонт. Игорь Хмелёв, прихватив 13-летнего сына Батыра, едет в Казань, где его задерживают и обвиняют в транспортировке 15-килограммового "муляжа наркотических средств". По словам Хмелёвой, они с мужем попали в центр разборки: Худоёров якобы "кинул" ОРЧ-4, рассчитывая на помощь друзей из ОБОП ЗАО Москвы. На Хмелёву начали давить со всех сторон: в Казани от её мужа требовали "выманить" Худоёрова, а в Москве Щиров и Кузин обещали вытащить его из тюрьмы, если он будет молчать. Показаний Хмелёв не давал, но из СИЗО его не выпускали. Худоёров пропал. Генерал Сергеев умирал от рака.

Тем временем Александр Кузин попросил Хмелёву помочь ему с расшифровками телефонных переговоров таджикских наркоторговцев. Из них стало понятно, что сами же сотрудники ОБОП ЗАО не только "крышуют" дилеров, но и развозят героин по точкам в Москве и области. С переводом сленга Хмелёвой помогала домработница Фируза Сафиолоева – она потом подтвердит это на суде.

22 января сотрудники татарстанского МВД проводят у Хмелёвой обыск, но ничего не находят. За Хмелёвой следят, по её словам, в деле есть справка: в ходе прослушки причастности к распространению наркотических средств не установлено (она не смогла предоставить её редакции). Видя, что дело мужа не двигается, 24 января Хмелёва отправляет факс в Госнаркоконтроль, где обещает рассказать о торгующих героином сотрудниках милиции, и в тот же день оказывается в кабинете заместителя начальника УФСКН по г. Москве Дмитрия Фёдорова, который назначает её куратором начальника оперативной службы Игоря Тхира.

Заместитель начальника Госнаркоконтроля по г. Москве, затем ФСКН по г. Москве полковник полиции Дмитрий Фёдоров

Заместитель начальника Госнаркоконтроля по г. Москве, затем ФСКН по г. Москве полковник полиции Дмитрий Фёдоров

Двойной агент

Хмелёва выдала Тхиру всё, что имела на ОБОПовцев, и начала помогать Госнаркоконтролю: нашли применение её знания таджикской диаспоры и языка. О некоторых операциях она просит не писать из-за подписки о неразглашении, но уверяет, что телефоны Щирова, Кузина и ещё одного оперуполномоченного Владимира Ваганова были на прослушке, все они засветились на оперативной съёмке при перегрузке пакетов, предположительно с героином.

7 февраля Хмелёва по просьбе Тхира познакомилась с наркозависимой Верой Шульгиной, которая встречалась с одним из сотрудников ОБОП и была у милиционеров "пробщицей": они с её помощью решали, стоит ли пустить изъятый при спецоперациях наркотик на продажу. Хмелёва прикрепила в её машине прослушивающее устройство и договорилась, что Шульгина будет сливать ей информацию о милиционерах.

Полковник Дмитрий Фёдоров лично принимал участие в операции, но ни одного сотрудника милиции не задержали

В распоряжении редакции есть протоколы допросов Хмелёвой, где она рассказывает о спецоперации по задержанию крупной партии героина в ночь с 29 на 30 марта 2004 года. Игорь Тхир попросил её составить компанию оперуполномоченному ФСКН: вооружившись камерой, Хмелёва якобы засняла, как Щиров и Кузин перегружают мешки с наркотиком из МАЗа в ВАЗ 2110 на Горьковском шоссе на границе Владимирской и Московской областей. Это, по мнению Хмелёвой, была их доля за крышевание наркобизнеса. 30 марта автомобиль со 170 кг героина был задержан на глазах у Хмелёвой в Жулебино у дома того самого Виктора Ташкентского. Ульяна уверяет, что на следующий день видела некоторые отснятые ей кадры в теленовостях. Полковник Дмитрий Фёдоров лично принимал участие в операции, но ни одного сотрудника милиции не задержали.

На суде Фёдоров подтвердил, что Хмелёва сотрудничала с его службой и помогла в задержании машины со 170 кг героина, но в спецоперациях участия не принимала, фамилии Щирова и Кузина ему не знакомы, водитель же героиновых Жигулей успел скрыться. Хмелёва утверждает, что Фёдоров лукавит: она дала показания на сотрудников ОБОП ЗАО ещё в марте, летом, уже в СИЗО, к ней приходила начальник следственной службы ФСКН Галина Смирнова, просившая заменить фамилии милиционеров в протоколе на неустановленных лиц. Хмелёва отказалась.

Игоря Тхира в суде не допрашивали: после ареста Хмелёвой он погиб в автокатастрофе, его автомобиль столкнулся с бетономешалкой...

(продолжение следует)

источник: https://www.svoboda.org/a/29808120.html

 

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments