wariag (wariag) wrote,
wariag
wariag

Categories:

Где место путинской России на карте будущего? / часть 1 /

«Нельзя держать молодое вино в старых мехах»  из Библии.. (примечание wariag-a)

Российский президент Владимир Путин на совещании 30 мая вновь заговорил о том, кто будет властелином мира: "Если кто-то сможет обеспечить монополию в сфере искусственного интеллекта, то последствия нам всем понятны – тот станет властелином мира. 

И мы, конечно, должны обеспечить технологический суверенитет в сфере искусственного интеллекта. Это важнейшие условия состоятельности нашего бизнеса и экономики, качества жизни граждан России, безопасности и, в конце концов, обороноспособности государства".

"Искусственный интеллект – будущее не только России, это будущее всего человечества. Тот, кто станет лидером в этой сфере, будет властелином мира. Очень не хотелось бы, чтобы эта монополия была сосредоточена в чьих-то конкретных руках" – так Путин высказался в сентябре 2017 года.

Создается впечатление, что Кремль смирился с поражением в сфере высоких технологий, всерьез не ставит задачу модернизации, "догнать и перегнать", и хочет спрятаться от будущего мира за "Китайскую стену", отсюда и проекты "суверенного Интернета". При этом лавры властелина мира Путина привлекают, но в сфере новых политических проектов.

Где место современной России на карте будущего? Обсуждают доктор исторических наук Валерий Соловей и экономист и политолог Владислав Иноземцев, автор книги "Несовременная страна. Россия в мире XXI века"

Ведет передачу Михаил Соколов.

 


Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Президент России Владимир Путин на совещании 30 мая заявил: "Если кто-то сможет обеспечить монополию в сфере искусственного интеллекта, он станет властелином мира. И мы, конечно, должны обеспечить технологический суверенитет в сфере искусственного интеллекта". У некоторых комментаторов создалось впечатление, что Кремль не ставит задачу модернизации, а находится в своего рода обороне перед наступлением будущего. Каковы перспективы развития страны при нынешнем курсе, мы сегодня поговорим. Как бы вы определили курс Владимира Путина? Это желание державы средней руки утвердиться на мировой арене сейчас за счет каких-то действий локального типа, войн каких-то, конфликтов, разжигание чего-то такого мы уже видим в Африке даже?

Валерий Соловей: Да, я думаю, что это справедливое предположение. Страна пользуется, точнее Кремль пользуется теми инструментами, которые у него остались, а главный инструмент – это дерзость геополитического мышления, я бы сказал даже отвязанность геополитического мышления и способность занимать пустоты. Там, где образуются пустоты, возникает дефицит присутствия каких-то других стран, там же сразу появляется Российская Федерация. Еще, конечно, важно, чтобы в этих пустотах были какие-то ресурсы. Что касается технологий, искусственного интеллекта и прочих вещей – это сугубо имитация.

Михаил Соколов: Они же собираются, серьезные чиновники, Греф призывает какие-то преференции дать.

Валерий Соловей: Я думаю, самую точную характеристику или резюме дал Константин Калачев, известный политэксперт: у нас, говорит, проблема с обычным интеллектом, что уж об искусственном говорить. Чистая правда, мне кажется, точнее не скажешь. Это попытки примерить постсовременный кафтан на страну, которая на самом деле погружается в прошлое. Она архаизируется в социальном и политическом плане, в культурном тоже – это очень хорошо заметно.

Михаил Соколов: А доказательства, спросят вас? Встали с колен, а вы про какую-то архаику.

Валерий Соловей: С колен, может быть, и встали, но явно не распрямились, так на четвереньках собираемся ходить или в полусогнутом состоянии. Достаточно посмотреть на эзотерические штудии, которыми увлечены российские чиновники, это не только нашумевшая публикация последнего времени, но и то, что я знаю. Практически нет ни одного чиновника категории "А", который не имел бы личной гадалки, старца, мага, шамана. Вплоть до того доходит, что из Амазонии везут шаманов на самолетах на яхты, там с ними встречаются и толкуют о будущем. Это современная страна?

Михаил Соколов: Страх будущего?

Валерий Соловей: Абсолютно верно. Мне кажется, очень точно поймали. Это катастрофическая неуверенность в прочности современного положения, в собственном статусе и страх перед будущим, которое наступает. И оно наступает со всех сторон, прет изо всех щелей, залазит во все поры, а как реагировать – не знают.

Михаил Соколов: Владислав, вы говорите, что это страна второго мира, авторитарная, да еще с корпоративными разными схемами управления, намекая на что-то похожее на Муссолини. Действительно, каковы ее перспективы в тот момент, когда мир так серьезно, как мы видим, меняется и геополитически, и технологически?

Владислав Иноземцев: Я согласен с Валерием Дмитриевичем во многом, что он сказал. Конечно, общая картина, которая вырисовывается, очень печальна. Но мне кажется все-таки, что в последние годы Россия не всегда была такой. Проблема ее сегодня заключается в том, что в период с 2000 до 2008, даже 2010 года Россия достаточно активно проявила себя на международной арене. То, что происходит сейчас, скорее не ощущение своей какой-то ущербности, а ощущение того, что мы забежали слишком далеко, куски, которые мы постарались схватить, были слишком большими, соответственно, сейчас идет попытка перейти к обороне.

Когда мы говорим о суверенном интернете, о всякого рода попытках удержать нынешнюю ситуацию, о точечных вмешательствах в разных частях мира – это попытки все-таки как-то удержать те позиции, которые были достигнуты. Неуверенность, конечно, существует. Поэтому есть какой-то симбиоз, с одной стороны, неуверенности, с другой стороны – попытки все-таки оказаться вписанными в эту современную мировую реальность. В условиях отсутствия стратегии, которая в современном мире нужна, конечно, страна погружается в некую такую трясину, из которой нет нормального выхода

 Партия ПАРНАС, подзабытая слегка, Михаила Касьянова выступила с одной инициативой, которая, на мой взгляд, в других политических условиях может быть и сыграла роль.

Текст скопирван
<input ... >

 
The URL has been copied to your clipboard
 

No media source currently available

 
0:001:510:00
 
 Скачать медиафайл 
 

Михаил Касьянов: Мы как Партия народной свободы ПАРНАС приняли решение и сегодня начали его реализовывать, предложить гражданам организовать и поучаствовать во всенародном референдуме, ответить на четыре вопроса: за то ли они, чтобы выбирать впрямую мэров городов, впрямую выбирать без муниципальных фильтров губернаторов, чтобы мусорные свалки и заводы строились только с согласия, через референдум граждан, проживающих в этом регионе, конечно, за отмену прошлогоднего решения о повышении пенсионного возраста. Люди чувствуют, что у них денег в кармане все меньше, у них отбирают все, включая и уход на пенсию. Поэтому, я думаю, подобранные и инициированные нами вопросы отвечают актуальности.

 

Люди уже устали от произвола, люди устали от того неуважения, которое нынешняя власть демонстрирует. Мы будем продолжать объяснять гражданам, что наконец-то появился свет в конце тоннеля, что фактически даже при этом давлении власти на каждого гражданина существует механизм выражения своего мнения и механизм властвования. Референдум — это прямое народовластие. Следующий этап — это выборы в Государственную Думу, где граждане должны сказать свое четкое «нет» этой власти и избрать в Думу своих реальных представителей, а не клоунов, которых подбирает путинский режим сегодня и фактически просто штампует их пребывание там. Думы сегодня как легитимного органа не существует, а Дума должна быть. После референдума думские выборы. Я уверен, что граждане осознают, еще время есть, проснутся, что называется и примут активное участие в этом

Михаил Соколов: У нас в Твиттере в опросе лидируют институты демократии, в чем должна догонять Россия мировых лидеров, 62%, и на втором месте социальные программы, 22%. Что скажете о запросе?

Валерий Соловей: Я думаю, что это зависит от характера вашей целевой аудитории. Меня приятно удивил или порадовал здравый смысл, который люди демонстрировали. Это очень здравая, реалистическая самооценка исключительно, и никакого ура-патриотизма. Года три назад мы с вами слышали, было очень много его.

Михаил Соколов: Владислав, наверное, если бы это было в каком-нибудь региональном центре, наверняка бы прозвучал тезис, близкий вашей книге, вы там говорите о колониальном способе управления, а я видел свежий опрос о нелюбви людей к москвичам, 56% опрошенных считают, что все деньги страны в Москве. По антипатии к Москве и москвичам, я подозреваю, что к федеральному центру, на первом месте жители Екатеринбурга, Санкт-Петербурга и Казани, то есть других потенциальных столиц и лидеров. Этот пункт важен сегодня, предоставление больших прав туда, в регионы от Москвы?

Владислав Иноземцев: Я думаю, это очень важный момент. На мой взгляд, достаточно безопасен с точки зрения политической структуры просто потому, что у нас десятилетиями пытаются пугать народ перспективами распада страны, но в том виде, в каком сейчас Россия существует, это фактически границы времен царя Алексея Михайловича. То есть это такая достаточно серьезная историческая общность. Конечно, есть определенные регионы Северного Кавказа, которые были насильственно присоединены гораздо позже, но в общем и целом сегодня Россия представляет собой довольно единую конструкцию. Большая независимость экономическая, социальная, даже в определенной мере управленческая отдельных регионов, на мой взгляд, ничего не может плохого стране дать.

Если мы посмотрим на любую федерацию, а Россия федерацией называется, на мой взгляд, совершенно условно, то все-таки ни в одной федеративной стране президент не может менять губернаторов, назначать каких-то и.о. фактически без согласия региональных избирателей. Если мы посмотрим и на Германию, и на Соединенные Штаты, и на Бразилию, и на другие федеративные страны, все-таки речь идет о том, что избрание местных властей — это чисто прерогатива местных избирателей. В исключительных случаях, даже если, возможно, глава государства может их отрешить от должности, то опять-таки на это место приходит тот, кто был избран либо в паре с губернатором, либо человек, который уже имеет на сегодняшний день соответствующую позицию в федеральной структуре власти.

Михаил Соколов: Что-то вы ждете от сентябрьской кампании по выборам в Мосгордуму, в Питере и так далее?

Валерий Соловей: От сентябрьской кампании не жду. Я жду послевкусия очень сильного после этой кампании, причем не столько может быть в Москве, сколько в Питере.

 

Михаил Соколов: Я думаю, это будет темой дальнейших наших разговоров.

/ продолжение следует /

читать полностью в источнике: https://www.svoboda.org/a/29974272.html

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments